Об авторе

Елена Вогнистая: Как я стала «народной учительницей» английского языка

Меня часто спрашивают, где я выучила английский, как долго я жила в Америке, чтобы научиться говорить на английском. Открою вам тайну – я никогда не была в Америке. Английский я выучила, перепробовав на себе, наверное, все неэффективные методики, какие только существуют в мире. А теперь обо всем по порядку. Но предварительно запаситесь попкорном, так как рассказ будет длинным.

Мой путь к знаниям: «Через тернии к звездам»

Я начала учить английский с первого класса школы. Я поступила в специализированную школу, где английский был 5 раз в неделю.  Это было хорошее начало.

Работали мы в небольших группах по 8-10 человек. Мы много зубрили: всё время новые слова, постоянно какие-то правила. Английский шел туго. Слова я быстро забывала, а грамматическую тетрадь за меня вела мама. Нагрузка была серьезная. Но, к сожалению, этого было недостаточно, чтоб я смогла свободно заговорить на английском (или хоть как-то заговорить).

Может быть, у меня не было склонности к изучению языков?

Я училась в 90-х годах, и начальная школа как раз пришлась на развал СССР. Вокруг был бардак, а моя страна, «союз нерушимый республик свободных», перестала существовать. Но нас так просто не сломать, и даже в мясорубке 90-х жизнь продолжалась. Когда я думаю о тех временах, то понимаю, насколько ученик нынче привередливый. То методика не та, то учитель не так объясняет, то учебник не такой. Как вам вариант – учиться вообще без учебников?!

Без учебников, без интернета, без фильмов на английском, без языковой среды! Именно в таких условиях я постигала основы английского языка. И да, это было очень далеко от эффективной учебы. Конкурировать в рейтинге «антиэффективности» такая учеба может только с наспех «сколоченной» системой дистанционного образования в 2020 году.

Всё, что у нас было — это потрепанные физически и морально советские книги и учителя, которым по несколько месяцев не платили зарплату.

Нередко мы занимались по ксерокопированным книгам. Помните ксероксы в 90-х? Черные страницы, залитые чернилами — ничего не разобрать! У нас даже были книги, сшитые из ксероксов — это нечто громоздкое и мрачное, с черно-белыми картинками. Ксерокс был только с одной стороны, поэтому эти книги были еще и очень толстые.

От скуки на уроках я раскрашивала картинки в черно-белых учебниках.

Кстати, я всерьез подумывала о том, чтобы стать художником, и даже закончила художественную школу (это один из акварельных натюрмортов, который я рисовала в «художке»).

Однажды меня перевели в другую английскую группу. Не знаю, почему, но учителя нас все время тасовали. Система была следующая: 1 группа – это сильные ученики, 2 группа – средние, 3 группа – слабые. В зависимости от успехов, учеников переводили то туда, то сюда. Так как в предыдущем году я сделала рывок и вытянула английский на пятерку, меня перевели в сильную группу, где я сразу же съехала на тройки.

Оказывается, там уже давно прошли Past Continuous, Present Perfect, инфинитивы и герундии. Персонально мне их никто не объяснял. Так что весь год я списывала контрольные и диктанты у соседки по парте. Ну а в следующем году меня опять перевели в среднюю группу.

В шестом классе наши школьные «англичанки», совершенно фанатично любящие английский, решили устроить экзамен в конце года. На экзамен нужно было подготовить 20 устных разговорных тем (топиков), было задание на чтение и понимание текста, составление вопросов и грамматическое задание.

Почти что IELTS или ЕГЭ

Сказать, что это было сложно – не сказать ничего. Я зубрила топики каждую свободную минуту, так, что они начали мне сниться по ночам. Мне не хотелось ударить в грязь лицом и провалить свой первый в жизни экзамен. Что скажут родители? А учителя? Как сейчас помню, я отлично выучила все топики, только один мне не давался. Я так сильно не хотела, чтоб он мне попался, что именно он мне и попался! Но мне все равно поставили пятерку. Ура!

К 8му классу положение в моем английском улучшилось. Пару раз надо мной нависала тройка, но понемногу я закрепилась на четверке, а потом мне начали ставить и пятерки. Но до знания английского в совершенстве было еще очень далеко.

Я живу в портовом городе. Однажды к нам прибыл огромный американский военный корабль на учения. Моряки охотно проводили экскурсии для всех желающих. Представляете, корабль был таким огромным, что занял, наверное, половину порта. На нем была даже взлетная полоса. Моряки были приветливые. Но они все говорили на английском.

На экскурсию я ходила с папой. Моряк что-то рассказывал, а папа говорил, мол, давай, переводи, ты же уже столько лет учишь английский. А я не понимала ни слова, и от позора готова была провалиться сквозь землю. Моряк-экскурсовод что-то спросил меня на английском, а я совершенно ничего не разобрала, будто мои уши перестали слышать. Позор-позор!

Откуда мне было знать тогда, что грамматика и словарные диктанты не тренируют навык понимания английского на слух?! А умение читать транскрипцию слов не гарантирует, что ты узнаешь эти слова в потоке речи. Дело в том, что разные навыки английского нужно тренировать отдельно. Если ты занимаешься грамматикой, то тренируешь только ее, и в этот момент ты не развиваешь понимание на слух или навык говорения. Сейчас я, как опытный учитель, это знаю. Неужели наши школьные учителя не знали?

Знаете, я их не виню. Ведь они были учителями советской системы, которая не предполагала, что советскому гражданину нужно в совершенстве владеть языком вражеской страны. Но зачем тогда английский учили в школе? (это риторический вопрос).

К середине 90-х наши учителя вышли на каналы доставки учебников из Англии и Москвы (мой город находится на расстоянии 1300 км от Москвы). Учебники были очень-очень дорогими. В те времена 20-30 долларов за книгу – это было дорого. Средняя зарплата на тот момент была 30-40$. Представьте, если бы ваш учитель сказал, что нужно обязательно купить учебник за 500$. Ну как, купили бы? А мы покупали. Раз надо, значит, надо. С годами мы накупили столько книг, что и половины не проработали.

Говорят, в жизни нужно прочитать всего 1 книгу.

Нужно прочитать ту самую, правильную книгу, которая поможет найти себя. Но чтобы отыскать эту книгу, нужно перечитать тысячи книг. Так вот, во всем этом «макулатурном рае» было 2 толковые книги, которые стали для меня «Библией» английского языка.

Для меня это англоязычный толковый словарь Oxford и грамматика Murphy (тот самый красный и синий Мерфи). Именно по этой причине я так люблю работать по Murphy даже сейчас, когда выбор книг огромен.

Я не могу передать словами, какое влияние на меня оказал учебник Мерфи. Если бы не он, никогда бы мне не разложить английский на понятную и простую систему, по которой я обучаю всех своих учеников. А еще, я впервые видела такой качественный учебник — до этого мне попадались либо старые советские учебники, либо книги, сшитые из ксерокопий.

Из-за постоянной вовлеченности в английский язык, постепенно в моей голове начало что-то проясняться. Я даже вышла на «отлично» в выпускном классе. Но, господи, на это ушло десять лет! И теперь я знаю, что весь этот путь можно было пройти намного-намного быстрее.

Может быть, это меня и коробит – я до сих пор чувствую, что должна сделать все, что в моих силах, чтобы сократить путь моих учеников к свободному английскому. Не стоит тратить жизнь на неэффективную учебу и наступать на одни и те же грабли! Если посчитать количество часов английского за школьные годы, то выйдет порядка 6000 часов. За это время любой ребенок овладевает даже иностранным языком на высоком уровне (пусть и не идеальном).

Давайте посчитаем. Если в среднем ребенок общается 5 часов в день, то за год он тратит 1825 часов. Значит, я должна бы говорить не хуже американского или британского пятилетки. Но мой английский имел массу проблем: произношение, проблемы с пониманием грамматики, слишком низкий уровень для чтения неадаптированной литературы, понимание на слух почти на нуле, свободная речь только в мечтах.

Со всеми этими проблемами мне предстояло бороться в университете, куда я поступила на специальность «преподаватель английского языка». Быть может, я не стала бы учителем, но моя мама когда-то хотела быть учительницей, и она предложила мне поступить в педагогический университет.

Вступительными экзаменами были математика, диктант и английский язык. Непонятно, при чем здесь математика? Особенно, если учесть, что поступала я на специальность «Учитель английского языка и учитель начальных классов» (это двойная специальность, через которую было легче «прорваться» на иняз).

Экзамены для меня сложились не очень хорошо. Меня, что называется, «завалили». Будь я уверенней в себе, я бы настояла на желаемых оценках. А если бы знала, какой уровень знаний у тех, кому поставили пятерки, то потребовала бы, чтоб мне поставили шестерки (даже с учетом моего слабенького pre-intermediate).

Судя по всему, как говорят немцы, многие поступали «с витамином С» (то есть, со связями или с деньгами). Это стало очевидно, когда я оценила реальный уровень знаний у наших «отличников». Многие не то, что не владели средним уровнем, они и английским алфавитом не вполне владели.

Следующим шоком была программа, по которой нам предложили заниматься.

Нам очень «повезло» попасть на «экспериментальную» методику. Мне в жизни часто «везет» попадать на всякого рода «эксперименты». Мы, сдававшие intermediate, начали учить алфавит (!), читать простенькие слова, и понемногу начали учить простенькую грамматику. Зачем мою психику терзали на вступительном экзамене, так и осталось загадкой.

По уровню знаний наших студентов можно было разделить на 3 категории:
— те, кто совсем ничего не знают, полный beginner
— те, кто что-то знают (elementary)
— те, кто владеют после школы условно-нормальным уровнем английского (примерно low-intermediate).

Я и еще пара девочек относились к последней категории. Но большинство были в первой. Большинство! Нас разделили на 2 группы, но не по уровню знаний, а по желанию. Учиться было скучно, но через пару месяцев наша учительница сжалилась, и стала давать для «сильных» девочек дополнительные задания.

Если бы не это, я бы с нашей «экспериментальной» методикой деградировала — почти все занятия сводились к зубрежке слов и переводу их с русского на английский за определенное время.

Еще через пару месяцев вольготная студенческая жизнь взыграла в наших жилах, и многие «забили» на пары. Нас, ходящих на английские пары, осталось четверо. Так как трое были сильными, то решено было взять нормальный учебник, грамматику и книгу в оригинале. Занятия наконец-то стали мне нравиться!

На дворе были 2000-е, интернет стал быстрым, и легко было искать дополнительные материалы на английском.

Вот тут и началось мое настоящее обучение.

Я стала смотреть фильмы в оригинале, читала книги, работала над произношением. Мне это настолько нравилось, что я тратила на тренировку английского пару часов ежедневно. Я зазубрила любимые фильмы и мультфильмы наизусть. А speaking тренировала на уроках.

Самостоятельная работа, основанная на интересе, подкрепленная поддержкой наставника – это идеальная среда для учебы и самосовершенствования! Успех зависит не только от методики или учителя. Очень важно, чтобы ученики «горели» желанием научиться. А я просто-таки полыхала!

На втором курсе наша преподаватель ушла в декрет. Новая учительница была строгая, но сильная. Она закончила МГУ, и у нее был отличный английский. До сих пор не понимаю, как она оказалась в нашем захудалом институте. Для меня это был подарок свыше, но кроме меня никто его не оценил.

У учительницы было много хороших книг, особенно, по грамматике, так что она постоянно заваливала нас упражнениями. Но она была, скажем так, непростым человеком, и с некоторыми она «не сошлась характерам». К пятому курсу на пары ходило максимум 2 человека (я и еще кто-то). Никто не хотел учиться, все хотели циферки в зачетке.

Никогда не понимала, почему людям так нравится «казаться», а не «быть».

Помните, я говорила вам о терниях. Даже не смотря на наличие великолепного учителя, к знаниям все равно нужно было пробиваться. Кафедра начальных классов, за которой мы были закреплены, «не дружила» с кафедрой английского языка. Нам все время пытались урезать количество часов английского и не давали аудиторию. Бывало, что полпары уходило на поиск свободной аудитории. Драгоценные полпары – на скитание по холодным пустым коридорам!

Когда я поступала в институт, фантазия рисовала мне красивые просторные аудитории, построенные в стиле амфитеатра, с деревянными панелями на стенах и картинами ученых. В середине аудитории должен стоять матерый профессор, за ним – огромная доска метров 5 в высоту. Вся аудитория должна быть заполнена студентами с горящими от жажды знаний глазами. Я предвкушала визиты иностранных делегаций, много практики с американскими студентами, международные конференции, самые новые учебники и передовые методики.

Но мне запомнилось лишь то, как мы слонялись из аудитории в аудиторию с вопросом: «Здесь не занято?» И, конечно, незабываемая «экспериментальная» методика. Epic fail…

На 4-м курсе добавили такие предметы, как грамматика английского языка, страноведение, литература и фонетика. Фонетика была толковой, преподаватель требовал с нас, и у него было очень хорошее произношение. Увы, курс длился всего 20 пар (теория и практика). Так что фонетику, по понятным причинам, нам поставить не удалось. По грамматике был очень странный дяденька, который любил поговорить о своей не сложившейся жизни. Уже на первой паре я поняла, что могу спокойно становиться вместо него преподавать грамматику.

Приписка к фото: Мы решили подшутить над нашим учителем по фонетике. И на экзамен пришли к нему, как прилежные ученицы, в белых рубашечках с бантиками. Нужно было видеть его лицо! Даже на фото видно, что он едва сдерживает смех.

По литературе была веселая тетенька, которая говорила об английском языке весьма необычно: «Девочки, представьте, что английский – это мужчина. Вы должны любить английский, как мужчину!» Кстати, что-то в этом действительно есть))) По страноведению учительница была очень даже неплохой. Я обрадовалась, что смогу у нее чему-то научиться, но меня освободили от посещения пар на втором занятии (наверное, слишком много знала).

На пятом курсе был выпускной экзамен. Он включал в себя разговорную тему, грамматику, чтение текста и сочинение. Можно было пользоваться словарем! Если честно, наш школьный экзамен был серьезней. Я не готовилась и даже для приличия не открывала никаких учебников. Помню, когда я пошла отвечать топик, я разболталась от радости, ведь меня слушают! Говорила, наверное минут 10. А при объявлении результатов меня особо отметили. Приятно, конечно. Но ведь хочется быть не лучшей среди худших, а хотя бы средней среди лучших. Зато у меня появился «красный» диплом!

Если вы спросите, довольна ли я своим обучением в вузе, я скажу, что, конечно, разочарована. То, что я узнала в ВУЗе, приходилось собирать по крупицам. Я сама подходила к преподавателям с вопросами. Бывало, что я единственная приходила на занятия. Такое чувство, что никому, кроме меня, учеба была не нужна. Я много занималась самостоятельно. Школа дала мне хорошую базу, которую должны были значительно расширить в вузе.

Но однажды до меня дошло, что никому мы, студенты, со своим английским не нужны.

Хочется сказать студентам, которые будут читать этот рассказ: возможно, у вас в институте все сложится не так мрачно, но не стоит тешить себя иллюзиями. Вы будете знать ровно столько, сколько захотите узнать сами. Никто не будет из кожи вон лезть, чтоб чему-то вас научить.

Ваш английский – это ваш труд и ваша личная работа. Как и всё в жизни.

А дальше была жизнь: «Welcome to the real world». Оказалось, что выпускница с красным дипломом тоже никому особо не нужна! Меня никто не ждет, никто не предложит мне крутую, интересную и высокооплачиваемую работу. Крах иллюзий продолжался.

Каковы были перспективы? Я могла пойти в школу за смешную зарплату. Могла пойти на курсы английского (на какие-то «местечковые» курсы, где не требуется дополнительных сертификатов). Могла работать репетитором. Репетиторство – это был мой резервный вариант. Еще с первого курса я начала подрабатывать, обучая английскому детей. Удивительное дело – как только мои знакомые узнавали, что я учусь на учителя английского, мне сразу же подсовывали своих детей.

Я не искала, где бы получить первый опыт преподавания, опыт сам находит меня. Мне в жизни только 1 раз довелось кому-то предъявить свой диплом. С таким же успехом я могла вообще нигде не учиться! Но теперь я знаю, что «бумажки» действительно никому не нужны, если за ними не стоят реальные знания, опыт и навыки.

После ВУЗа я пробовала себя в разных направлениях. Сначала я пошла в школу. Но школа меня «отвергла». Я попробовала себя на курсах английского в разных возрастных группах. Даже с трехлетками работала. Методом проб и ошибок я установила, что мой профиль – это не дошкольники, и не начальные классы. Лучше всего у меня получалось работать с подростками и со взрослыми. И комфортней всего мне было работать индивидуально, т.е. репетитором. В какой-то момент я решила — хватит экспериментировать. И сфокусировалась на работе репетитором.

Многие начинающие учителя идеализируют работу репетитора (или ее вариант – репетитор по Skype и Zoom). Но подводных камней на этом поприще очень много. Например, многие ученики без видимой причины начинают отказываться от занятий или отменяют уроки.

Я, как молодой специалист, все принимала близко к сердцу и очень переживала. Я думала, что проблема во мне, и занималась самоедством. Моя самооценка сильно страдала.

Откуда мне было знать, что зачастую причина отказа — ученик не ожидал, что на занятия будет уходить много денег и времени. Или еще одна частая причина — завышенные ожидания. Ученик уверен, что с вами он быстренько подтянет разговорный английский за месяц. Но занятия затягиваются, результата не видно. И ученик «сливается».

Конечно, причина могла быть и в том, что я практически не владела методикой преподавания английского (нас такой мелочи, как «методология» не обучали. Все, что было связано с педагогикой — было для «галочки»). До всего нужно было доходить самостоятельно. Но я очень хотела быть хорошим репетитором. Я внимательно изучала, как мои ученики учатся и реагируют на мои слова, что помогает им в учебе, а что мешает. Со временем пришли опыт и уверенность в своих силах.

Бывало, мне становилось скучно, хотелось все поменять и заняться чем-то совершенно другим. Не преподаванием. Но, как я заметила, «работа меня не отпускает». Наверное, карма такая. Постоянно появлялись новые ученики, даже когда я их не искала. «Сарафанное» радио работало исправно.

Большой перерыв наступил в моей карьере, когда я вышла замуж и ушла в декрет. Расскажу вам еще один «секретный секрет». Мой муж – это мой бывший ученик. Нет, он не младше меня на 15 лет))) Он мой ровесник. Он однажды пришел ко мне учить английский. Я честно учила его, а он честно учился.

Но так вышло, что однажды вечером ему было по пути со мной. Мы мило провели время вне урока. Потом он снова пригласил меня погулять после занятия. Потом я заметила, что тоскую, когда долго его не вижу. Но однажды он пропал…

Он не пришел на урок. Не позвонил, не написал СМС. Не знаю, как я пережила тот день. Он написал на следующий день, что попал в больницу, ему срочно сделали сложную операцию и спасли ему жизнь. Я тотчас помчалась к нему. А дальше – всё, как в кино. Но это уже совсем другая история.

В моей жизни всё изменилось.

Я вышла замуж и стала матерью. Муж и дочка стали центром моей вселенной. К репетиторству возвращаться не хотелось.

Мне хотелось проводить максимум времени с дочкой. Дети так быстро растут. Сегодня малыш еще сидит в манеже и трясет погремушками. Завтра он делает первые шаги. А послезавтра – разносит квартиру в пух и прах! И всё это за какие-то пару месяцев.

Я наслаждалась каждой минутой своего материнства.

Но в то же время я понимала, что дочка растет и все меньше нуждается во мне. И нужно понемногу возвращаться к работе. Ведь для меня важно было быть не только матерью, но и востребованным специалистом.

Я разрывалась: мне хотелось и находиться дома с дочкой, и преподавать. Как-то мне пришла в голову мысль о том, что можно учить людей через интернет. Сейчас ничего революционного в этой идее нет. Каждый второй репетитор работает по Skype или Zoom. Но я хочу, чтобы вы понимали мой background. На тот момент (2010-е) ни у кого еще не было смартфонов, YouTube был малоизвестным сайтом, на который почти никто заходил. Я где-то прочитала, что учитель может работать в интернете. «Классная идея!» — подумала я. А что и как — я тогда не понимала. Но я очень хотела понять.

И я начала искать.

Я нередко находила дополнительные материалы для своих уроков на сайтах, и я подумала о том, что мне тоже нужно сделать сайт. Я стала искать информацию, как создавать сайты. Я подписываться на все без разбору имейл-рассылки о том, как можно сделать сайт. Так я подписалась на одну онлайн школу, где можно было пройти бесплатный курс по созданию сайта с нуля. С тематикой я, конечно, определилась сразу. Что я умею лучше всего? Конечно, обучать английскому языку!

У меня было достаточно свободного времени, безлимитный интернет, ноутбук и готовность учиться. В нашем потоке было где-то 1000 учеников. И к моей радости, мой сайт попал в тройку лучших на потоке. Так я получила первых 800 посетителей. На тот момент это была астрономическая цифра для меня. Мне понравилось. Захотелось еще! У ребят, которые нас учили, был платный курс. На тот момент это было для меня дороговато, но я рискнула и купила его.

Так я создала свой первый сайт ok-english.ru

В начале посетителей на сайте почти не было, хотя я регулярно писала статьи об английском языке. Наверное, самое главное, что я для себя поняла — мне интересно писать статьи. Сначала я писала по 3-4 статьи в неделю. Но через какое-то время энергия иссякла. Несколько месяцев я не заходила на сайт. А когда зашла, то обнаружила, что старые статьи начали подниматься в поиске, на сайте есть трафик (около 1000 посетителей в сутки). Я поняла, что нужно продолжать развивать сайт. И с новыми силами принялась за дело. Если есть люди, которые читают меня, значит, мои знания кому-то нужны!

Однажды, примерно в 2015 году, я записалась на живой тренинг по инфобизнесу, который проводили в моем городе. Тренинг произвел впечатление! Тренер, молодой и энергичный, говорил о масштабировании и о том, что весь мир скоро будет сидеть в интернете (кстати, он оказался прав).

Он говорил, что нужно обязательно развивать свой профиль в разных соцсетях, чтобы достучаться как можно до большего количества людей. После тренинга я начала развивать профиль Вконтакте, в Фейсбуке и на YouTube. Особенно меня заинтересовал YouTube. Мне очень помог один мой коллега, который на тот момент уже работал на ютубе. Он рассказал, что у него скопировали всю информацию с сайта, а потом добавили ее на другой сайт, который стал собирать очень много трафика. Обидная ситуация. Поэтому мой коллега ушел в YouTube, ведь там сложнее копировать, особенно, когда в кадре есть лицо. Меня этот рассказ зацепил. Тем более, что и у меня регулярно крали авторские статьи.

Также, этот блоггер очень помог мне сделать первые шаги на YouTube. Рассказал, как развивать ютуб-канал и поддерживал меня, когда у меня вообще ничего не получалось. Меня захватила идея создания своего видео курса на ютубе. Я стала записывать первые видео уроки. Но просмотров почти не было. Много раз было желание бросить все. Хорошо, что я этого не сделала! После первой сотни уроков стало легче находиться перед камерой. Процесс пошел веселее.

На канале стала собираться аудитория, первые несколько тысяч человек. Я подумала, что если собрать их всех в одном месте, то можно заполнить целый футбольный стадион. Я представила, будто стою в середине футбольного поля, а вокруг меня на трибунах хлопают и скандируют мои зрители. И всем им нравятся мои уроки английского! Ведь они подписались на мой канал! Я с гордостью рассказала об этом маме, но она покрутила у виска, сказав, что я занимаюсь ерундой. Мол, лучше бы я пошла работать в школу или открыла свои курсы английского.

Не всегда близкие и родные нас поддерживают.

Более того, любое едкое слово, так же, как и любой едкий комментарий могут на корню зарубить робкие начинания. Но я верила и верю: «Что не убьет нас, сделает нас сильнее».

Я очень увлеклась ютубом, тем более, что я стала использовать свои же видео уроки в работе. Вместо того, чтобы тратить время «живого» урока на объяснение темы, я говорила ученикам: «Вот ссылка на мой видео урок. Посмотри и всё поймешь.» Я делала и до сих пор делаю каждый урок с душой.

На данный момент уроков вышло уже больше тысячи. Я реализовала в видео курсах огромное количество задумок и идей, которые крутились у меня в голове. Я и подумать не могла, когда начинала в далеком 2015м, что YouTube – это такая свобода для творческой реализации! Не смотря на то, что у меня есть дочь и сын, я считаю проект Ok English моим третьим ребенком.

Сейчас я веду 3 YouTube канала и несколько сайтов. Суммарная аудитория на моих каналах – почти 500 000 подписчиков. Я и мечтать о таком не могла, когда начинала. Я-то думала, что я обычный учитель, каких тысячи. Ну что во мне такого?! Но каждый новый комментарий со словами благодарности укреплял мою веру в себя и в то, что я занимаюсь важным делом.

То, что я делаю, нужно людям!

Я получила тысячи комментариев с «лучиками добра» от моих зрителей. Я благодарна за каждый из них. Люди пишут, что мои уроки – лучшее, что они находили на просторах ютуба. А еще мне нравится, когда люди называют меня «наша народная учительница». Этот титул дорогого стоит!

Благодаря статьям на сайте, моей работой заинтересовалось крупное издательство АСТ. Они предложили мне написать книгу по английской грамматике.

Написать свою книгу – еще одна мечта, которая стала явью!

И всё благодаря тому, что я шла к своей мечте день за днем, не обращая внимание на неудачи, не останавливаясь. Книга «OK English! Английская грамматика для начинающих» так хорошо продавалась, что мне предложили написать еще 2 книги. На данный момент продано уже более 12 000 книг и готовится к изданию пятая книга! Более десяти тысяч человек посчитали мои учебники полезными и достойными внимания. Для меня, как для учителя, это высшая похвала.

В какой-то момент я просто остановилась и подумала: «А ведь мои тернии привели меня к звездам!«

Но кто сказал, что нужно останавливаться на достигнутом? Тем более, что обстоятельства вынуждают играть по новым правилам. Читая статью, вы и сами заметили, что рынок, равно как и мир, изменились. Если в начале 2000-х найти фильм на английском — это была большая удача, то в начала 2020х стриминговым сервисом или учебным приложением для смартфона уже никого не удивишь. Если в начале моей карьеры на YouTube у меня почти не было конкуренции, то в 2020-х только ленивый не начал записывать обучающие видео. На моих глазах возникла новая ниша — дистанционное образование. Вспомните, как я писала, что в 2012м году даже примерно не понимала, как учителю можно зарабатывать английским в интернете. А в 2020м большинство общеобразовательных школ уже перешли на формат обучения онлайн (кстати, я считаю это очень плохой затеей, которая еще даст о себе знать через десяток лет).

Казалось бы, как маленькому человеку и блогеру выживать в инфомире, где большие корпорации всерьез взялись за передел рынка. Но тем не менее, за 5 лет вокруг меня собралось комьюнити людей, которые хотят учить английский именно по моим ресурсам. Сейчас это называется «ценный актив». Но я бы не хотела называть людей, которые решили учить английский на моих ютуб каналах, сухим словом «актив». Ведь многие люди пишут мне, спрашивают моего совета или выражают слова благодарности за мой вклад в образование. Это люди из разных частей света: из Украины, России, Белоруссии, Казахстана, Грузии, Европы и Америки. Люди пишут отовсюду. Кто бы мог подумать, что маленький сайт ok-english.ru, собранный энтузиасткой «на коленке», постепенно перерастет в международный проект, который включает

  • три крупных YouTube канала с суммарной аудиторией почти пол миллиона человек
  • несколько Телеграм сообществ с аудиторией 10 000 человек
  • пять учебников по английскому языку
  • несколько сайтов
  • огромное количество видео уроков (более 1500 видео), статей (более 500)
  • множество методических разработок, рабочих тетрадей

Но физически я уже не могу делать всё это одна, поэтому вокруг меня начала формироваться команда людей, которые помогают в развитии проекта OK English.

Я не буду говорить, что всё идет легко и гладко. Чем больше масштабируешься, тем больше появляется того, что ты не знаешь или не умеешь делать. Возникают форсмажоры и трудности. Люди, на которых ты расчитываешь, могут тебя подвести. Но это та цена, которую приходится платить за то, чтобы двигаться вперед. Всего этого можно было бы не делать — просто остановиться и почивать на лаврах. И кто-то наверняка подумает: «Елена Викторовна, зачем вы так напрягаетесь. Вы сделали достаточно.» Но мне все еще кажется, что я могу еще многое привнести в методику обучения английскому языку.

Ну что, друзья, вы со мной?!